Наверх
Вниз

Юньнаньские каникулы

Про то, как мы отправились в Юньнань, смотреть, как там
делают пуэры и красные чаи. А также про древнее чайное
дерево на горе Бадашань, родину чая Дянь Хун —
Феньцин, про дикий и растущий чай и большую дружбу с
братьями навек
3 мая 2012

В самом начале апреля мы решили поехать в Юньнань, на чайную разведку. В Пхонгсали дождя не было с начала февраля, стояла засуха и чай почти совсем не собирали. К тому же, близился лаосский новый год, 13-15 апреля, а это означало недельный загул и полную остановку всякой работы. В общем, мы поехали в Поднебесную, узнавать как там китайские друзья чай делают, ну и проведать старых друзей.

Эти стволы бамбука высушат и наполнят Шэн Пуэром, по 120-150 кг. Некоторые чайные компании предпочитают хранить чай вот в таком немного экстравагантном виде. Позже бамбук будут аккуратно распиливать, доставая чай по мере надобности.

А это знакомая девушка народности дай, по фамилии Юй — нефрит. Полгода назад она вела занятия танцев и постоянно носила национальную одежду, а теперь готовится скоро стать мамой.

Сначала в Удумсай, это восемь часов по горной, местами сильно пыльной дороге. Водитель попался хороший, мы прибыли в город около половины пятого и успели в замечательную сауну при миссии Красного Креста (она работает до семи). Как же там хорошо, особенно с дороги! Набравшись сил, утром мы сели на автобус до Дзинхуна, столицы округа Сишуаньбанна. Визы у нас были готовы заранее, так что прохождение границы прошло без проблем. И вот он — Китай, — как же все отличается от Лаоса! Множество новых домов, достаточно приятных на вид, всюду плантации овощей, дороги — не горный серпантин, а четерехполоска с туннелями. Роме сразу очень понравилось, — красиво. А я включил китайскую симку и набрал номер своего приятеля с завода Янь Хай.

Рома пересекает китайскую границу.

«О, привет, — говорит Е, — ну ты уже в Китае? Отлично, а когда к нам? Что, через два часа будешь в Дзинхуне? Отлично, давай, встречу тебя на вокзале через пару часов».

Е Цзы, внимательно слушает, что говорит босс. На заднем плане — сосуды для спиртовой настойки.

Я очень обрадовался, что удастся снова попасть на Янь Хай, пожалуй, мой любимый чайный завод. Да и как сказал Е, все ребята сейчас в Менхае, так как много работы, и удастся повидаться с Чжуге Ляном, Айженом и, конечно, Большим Ли. А еще было очень хорошо, что Рома сможет познакомиться и посмотреть, как работают настоящие чайные профи.

Большой Ли — мой чайный учитель.

Е (это у него фамилия такая) отличный парень, но он почти все время живет в Кунмине, и поиск вокзала занял у него более часа. За это время, как только я отвернулся, какой-то ушлый монах (ряженый, наверное) развел Рому на 50 руб., «на храм». Так вот, здесь вам не Лаос, собраннее надо быть!

Рома быстро нашел себе работу в чайном магазине.

Наконец-то появилась знакомая машина, через минут сорок мы уже были в деревне дайцев, прямо как полгода назад, когда я был здесь в первый раз. Все были в сборе, дружные и веселые, правда, немного отошли от правил и не стали заставлять новоприбывшего Рому петь песню. Потом были поздние чайные посиделки в магазине, и уставшие, но очень довольные мы пошли отдыхать. Путешествие началось просто замечательно!

На Янь Хае — теплый дождь!

Проснулись рано, выглянули в окно — Менхай, столица Пуэра. Кругом чайные компании, на улицах прямо из мешков продают высушенный чай. Прошлись до рынка, а там — фрукты, овощи, закуски разные, мясо, птица, — все то, что бы очень хотелось увидеть на рынке в Пхонгсали. У нас мандарины привозят раз в неделю и продают с машины, а тут несколько видов, и бери сколько хочешь!

Рынок в Менхае, где утром можно накупить фруктов, что мы и делали каждый день.

Позавтракали — и на чайный завод. Я провел экскурсию для Ромы, и сам больше всего удивился тому, что все рабочие были те же, что и осенью: парни, прессующие чай, бабушки, перебирающие листья, резчики бамбука, девушки, оборачивающие блины, все те же, никого нового, хотя объем чая явно прибавился. Основная работа — по грамотной прессовке в разнообразные формы. Парни, которые это делают, настоящие профессора своего дела. Все быстро, красиво и точно. Я понял, что очень хочу, чтобы наш лаосский шэн здесь запрессовали в блины.

Пуэрные головы, каждая по 3 кг.

Янь Хай поразил Рому, в первую очередь, самим подходом к производству чая. Вечером Рома сказал, что посещение этого завода — лучшее, что случилось с ним за последние несколько лет.

Бронзовые котлы для обжарки вызвали у нас острый приступ фетишизма, как иногда бывает при виде проезжающего Ламборжини.

После ужина, выпив свежего чая, я пошел в наступление и спросил Большого Ли, сможет ли он помочь мне в прессовании лаосского чая. Ну и сразу предложил цену, в четыре раза больше, чем обычно берут за ручную прессовку. Ли сказал: «Не, не получится. У нас работы со своим чаем завал, ты же видел, сколько на заводе шай циня лежит, нам до конца августа только им заниматься. Совсем не получится, дело не в деньгах совсем. Если хочешь, давай по дружбе запрессуем тебе килограмм 50, бесплатно, а вот больше — сорри, может осенью только». Это мне еще при первом знакомстве с Ли понравилось, он не стесняется отказываться от предложений, даже выгодных, если ему это не интересно, просто говорит «нет» и все. Ай-йа, надежды на прекрасную прессовку улетучились!

Так прессуют Пуэр в форме кирпича , — вручную это намного сложнее, чем прессовать в блины.

Через полчаса я отвел в сторону Чжуге Ляна (который все знает), и долго-долго его расспрашивал про прессовочные формы, размеры бумаги, нанесение печатей и кучу всяких мелких деталей — нужно будет в следующем году организовывать прессовку в Пхонгсали.

«Тааак, ну это мы сделать сможем... а чего там с каменными формами?»

Мы пробыли в Менгхае несколько дней, а я в это время немного простудился, наверное еще в дороге. Знаете, такое ощущение — Менгхай, Пуэры самые разные, заходишь в чайный магазин, там куча мешков со свежим чаем. Заваривают, а ты запаха совсем не чувствуешь. И в сухом чае тоже, да еще и чихать тянет, как назло. Такое вот небольшое чайное невезение.

Когда бамбук высыхает, он обычно становится почти белого цвета, и его красят крепко заваренным шу пуэром .

Чтобы сделать упаковку красивее, бамбук кисточками красят крепким настоем Шу Пуэра. Так что любители крепкого Шу могут смело заниматься покрасочными работами. Как-то после завтрака мы отправились навестить завод Да И, крупнейший производитель Пуэра и самый узнаваемый чайный бренд Китая. Территория завода — огромная, целый город в городе, гигантские цеха (снимать там не разрешили) и целая армия чайных рабочих. Масштаб, конечно, нас поразил. Попробовали их свежего чая (кстати, вполне вкусного), уточнили цену в 600 юаней за блин, и спокойно отправились обратно на Янь Хай, там нам было интереснее.

Работница завода-героя Да И возвращается после обеда в производственный цех.

В один из первых дней мы спонтанно осматривали чайные магазинчики и случайно зашли в один, где мне сразу понравилась атмосфера, — простая, но уютная, без пафоса, а скорее даже немного семейная: шкаф с потрепанными книгами, наброски рисунков, ну и чай разный вокруг. Хозяйка улыбнулась и очень вежливо спросила, что бы мы хотели. Она мне сразу понравилась, и я уже взял горсть приглянувшегося чая, чтобы заварить, как вдруг случился приступ чихания, и в общем, пришлось ретироваться, — чай в таком состоянии пробовать все равно невозможно. Но этот магазинчик мне как-то запомнился, и через 3-4 дня мы туда вернулись: попробовали свежего чая со знаменитых гор, узнали что же за такой красивый чай Бай Юэг Гуань, рассказали всякие истории, угостили своим лаосским чаем и к вечеру расстались уже совсем друзьями.

Миссис Тянь из Дали, картина на стене — ее работа.

На следующий день мы со всеми попрощались и решили отправиться дальше, в город Феньцин, на родину чая Дянь Хун. Мы зашли в гостеприимный магазинчик, и сказали, что очень надеемся скоро вернуться и посидеть за чайной беседой. Наши надежды оправдались полностью, и мы вернулись через полчаса: билеты на автобус закончились, мы могли уехать только через день. «Ах так, — сказала миссис Тянь, — тогда мы завтра поедем на Бадашань. Там такое чайное дерево растет, огромное, говорят 1700 лет ему, да и место там вообще прекрасное, я очень люблю там бывать».

По дороге в Бадашань.

Бадашань — это одна из знаменитых чайных гор, от Менхая примерно 120 км. Утром мы сели во внедорожник и увидели хрупкую художницу-хозяйку чайного магазинчика в неожиданном образе лихого водителя по горным грунтовкам. Мы проезжали окрестности Менхая, живописные поля, потом долго поднимались в гору, и примерно через два часа доехали до деревеньки Ба Да.

Архаичный юньнаньский домик.

Деревня очень смахивала на лаосскую, только дома были чуть другой формы и с более основательными крышами. Недолгий подъем, и мы у водохранилища, запруженного дамбой горного ручья. А впереди живописный дикий лес, такие типичные для района Меконга влажные буйные джунгли.

Такие вот там деревья в лесу.

Тропинка к древнему дереву, судя по всему, туристов здесь немного.

Пройдя немного по лесной тропинке, мы вышли на поляну, на которой росло пару десятков чайных деревьев. Нас очень удивило то, что чайные деревья были разные — мы насчитали сортов шесть-семь, явно отличающихся по виду, форме и цвету листьев. Пошли дальше — джунгли с цветущими лианами и большими дождевыми деревьями, а потом — само дерево и деревянная беседка для отдыха. Чайное дерево нас поразило, оно не просто большое, но и разросшееся в необычной манере, создающее странные, почти сюрреалистичные формы.

Причудливые формы чайного дерева.

Здесь даже чай пить не надо, и так очень хорошо.

Немного перекусив, мы с Ромой отправились дальше в лес, но дорожка скоро закончилась, и продвигаться стало сложно. Но там мы увидели несколько чайных кустов, которые, несомненно, были дикорастущими, что убедило меня в том, что дикорастущий чай в принципе существует. Конечно, количество чая, который с них можно приготовить, измеряется сотнями грамм, и, наверное, если хочется попробовать, то лучше всего добраться сюда и самому собрать чай в лесу. Чай же дикий, значит, никто вроде как не должен возражать.

Так все же он существует!

На обратной дороге мы остановились у чайного фермера, живущего у спуска с горы перед деревней Ба Да. Там как раз делали чай, и мы отлично посидели на его открытой террасе и попробовали свежий Шэн. Вкусный! Вид у него, конечно, красивее, чем у лаосского, — кусты посажены аккуратно, и сборщики внимательны, но мне наш все же нравится больше.

Рома показывает видео из Абхазии про заснеженные плантации чая.

Мы заново попрощались с ребятами из Янь Хая и сели на автобус в Феньцин, это недалеко от города Линьцан. Ехать достаточно далеко, с юга Юньнани на запад, ближе к границе с Бирмой (мы потом как раз в Феньцине ходили ужинать в бирманскую лапшичную). Дорога достаточно новая и очень красивая, сначала видно много-много чайных плантаций, а потом уже только горы и речки.

Лежачий автобус до Феньцина, удобная, кстати, штука.

Проезжаем округ Пуэр (бывшее Сы Мао).

Добрались мы уже поздно вечером, часов в десять. Недалеко блистал всеми огнями местный бизнес-отель, где мы и поселились. Вообще интересное дело с отелями в небольших китайских городках. Обычно есть одна лучшая гостиница с вполне умеренными ценами, чистыми и хорошо оборудованными номерами, и обязательно караоке и шлюхами на втором-третьем этаже. Иногда музыка может мешать спать, но ее выключают около часа, а чтобы не беспокоили ненужными звонками, я обычно вынимаю провод из телефона. Такое очень китайское ощущение в этих гостиницах, китайским духом пахнет, не в смысле запаха, а в самой атмосфере.

Небольшой храм в Феньцине. (блин, ну почему у меня никогда не бывает фоток с караоке??)

С балкона мы заметили симпатичный храм на склоне холма и отправились туда прямо с утра. Храм оказался буддийский, а живут в нем две монахини — одна карлица, а вторая ну уж очень похожа на мужчину. Зато они угостили нас яблоками и были очень гостеприимны. Из храма открывается хороший вид на город, мы осмотрелись и решили отправиться по главной улице. Феньцин — это такой очень типичный китайский городок, похожий на такие же городки в других провинциях: новые панельные дома, магазины строительной всячины, пара фасадов с подражанием Европе и «фальшивый макдональдс» фаст-фуд Дикос.

Вид на Феньцин. Интересно, кто живет в желтом доме?

Достаточно быстро мы нашли розничный магазин Центральной фабрики по производству Дянь Хуна. У этой фабрики есть китайское название, но хочется назвать ее именно Центральной — это как Да И, только не в Пуэре, а в юньнанском красном чае.

Заходим в святая-святых юньнанского красного чая.

Эта фабрика здесь старейшая и крупнейшая, у нее есть свой музей, где вывешены групповые фотографии работников начала пятидесятых. Внутри — полное ощущение что время остановилось, все как будто 50 лет назад, мебель, коридоры, лица людей.

В музее понравился только вот этот набор гайваней, сделанный из чая. Супер-утилитарно!

Кажется, что когда они пишут документы, то по привычке все еще делают это на пишущей машинке и с копиркой. Это как экскурсия на зарю современного китайского чайного производства, когда чай делали для народа, а не то, что сейчас.

Коридор, он что-то мне напомнил, только в другое время и в другой стране.

Кстати, эта компания активно сотрудничает с Россией — во Владивостоке продается ее фасованный красный чай, да и некоторые российские чайные предприниматели периодически закупают здесь партии чая.

Всякие дипломы с российских выставок.

В Феньцине мы еще посетили две фабрики, было интересно посмотреть на технологию производства Дянь Хуна. На обеих фабриках время мистически остановилось — там все еще конец пятидесятых, никаких новых вещей или символов (ну там плакат рекламный или киоск с колой). Больше всего изменился способ изготовления Дянь Хуна, а точнее, его внешний вид, — машины-то все те же.

Добро пожаловать в 1958 год!

Похоже, что с Дянь Хуном происходит то же, что с чаем Те Гуань Инь — он светлеет.

Практически весь красный чай, который мы встречали в Феньцине, был рыжего цвета, с характерным мягким вкусом и желтым цветом настоя. Видимо, это такая тенденция на чайном рынке, — несколько лет назад в Пекине можно было купить отличный Дянь Хун, недорогой и честного черно-золотистого цвета, а сейчас тоже только рыжие.

Подвесной способ завяливания чая, удобно, когда свежего чая много.

Откровенно говоря, мы перепробовали пару десятков разных Дянь Хунов, и ни один нам не понравился. Но я думаю, это из-за того, что красный чай все же должен отлежаться хотя бы месяц перед употреблением; свежий он как-то не очень вкусный.

Ферментация чая проходит в плотной, смоченной водой ткани.

Время зависит от температуры воздуха, но в среднем не меньше 10 часов. А вот перед отъездом был интересный случай: зашли мы в чайный магазин около автовокзала. Там все типично — рыжие Дянь Хуны разной формы, немного недорогих пуэров из Сы Мао и Бан На, все как обычно, но в одной из стеклянных банок лежал странный чай. На вид он был ужасен — черный, как будто его вообще не скручивали, а сушили просто так, листья большие. Я не выдержал и спросил: «А это что еще такое?» — «Дикорастуший чай, — говорят, — с дерева». Верилось, конечно, в это с трудом, и я попросил заварить чай. В гайвани он был также страшен на вид, цвет тоже невзрачный бледно-желтый, а вкус именно странный. В общем, по всем признакам чай не нравился, но у него была одна деталь — мощнейшее послевкусие, которого я никогда не встречал раньше. Немного горькое, немного цветочное, и очень яркое, — стало понятно, что чай хотя и странный, но в нем есть качество, это не дешевка. Его было совсем немного, и я купил 150 гр. Пить его не то, чтобы хотелось, но я точно знаю, что им можно сильно удивить чайных друзей, этот чай ни на что не похож. Его послевкусие держалось у нас еще часа два, горькое и крайне своеобразное.

Я с местным чайным дельцом, чрезвычайно стильным.

В Юньнани многие народности также праздновали Новый Год, все обливались водой из водяных мега-плазмаметов, а кто-то ставил бочку в кузов пикапа и прямо на ходу весело обливал водой встречных, особенно при этом доставалось мотоциклистам. Считается, что вода смывает всякие накопившиеся грехи, и тогда в Новый Год входишь чистым человеком. Так что, если в Юньнани вас обольют водой на улице, надо сказать спасибо, ну и облить водой в ответ!

Все, хватит, беру вот это и возвращаюсь в Лаос (фоток с обливанием водой тоже не оказалось — фотик в это время прятался в непромокаемом пакете, вместе с паспортом и деньгами.

Через две недели мы снова оказались на границе Китая с Лаосом и были очень рады вернуться в Пхонгсали. В Поднебесной, конечно, хорошо, но Пхонгсали нам стал уже почти что домом, да и насмотревшись новых деталей производства чая так и хотелось поскорее их опробовать в деле.

LiveJournal
Комментарии
Joybringer
2012-05-06 09:07:59
ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ РАССКАЗ! И ОЧЕНЬ ВДОХНОВЕННЫЕ ФОТО! ДА ЗДРАВСТВУЕТ ВСЕ-ТАКИ СУЩЕСТВУЮЩИЙ ДИКОРОС! АЛЕКС, КОНЕЧНО, НЕ РАВНО ПАГАНЕЛЬ, НО ЧУВСТВУЕТСЯ СТРЕМЛЕНИЕ ПОЗНАТЬ ЭТОТ ТАКОЙ РАЗНООБРАЗНЫЙ МИР! ЧЕСТЬ И ХВАЛА!!!
Тимурыч
2012-05-06 11:52:54
Сколько я пропустил... :(
Саша ЧП
2012-05-07 19:49:19
троекратное ура !!! и да здравствует расширение кругозора!!!)
Prot
2012-05-22 17:01:49
Много, красиво, интересно. Спасибо за интересный рассказ.
Евгений
2012-06-15 02:47:41
Как же ваши чайные путешевствия вырывают из каменных стен большого города!
dashu
2012-06-16 01:32:44
ни хао, нихао) виделись сегодня в чайном путешествии недавно буквально саша букреев привез с собой интересный рассыпной шен с бадашань (мы еще не знали как переводится)..мне очень понравился. а миссис тянь прекрасна!
sedovi4
2013-02-13 22:52:23
Спасибо, ребят, за такую тему!!! Все круто!