Наверх
Вниз

Взгляд на Юг Лаоса: плато Болавень

Про путешествие на мотоциклах, интересных попутчиков,
радужные водопады, поиски чая и немного чуда
25 января 2013

С французами всегда что-то случается. Мы находимся на юге Лаоса, в удаленном фермерском доме. Дом здесь построили из-за соседства с семью красивыми водопадами, привлекающими гостей.

В таких местах ощущаешь себя Индианой Джонсом — «в поисках затерянного чая».

Приехав сюда на мотоциклах прошлой ночью, мы заночевали, но утром за завтраком все сошлись на том, что спали плохо и неудобно. Утреннее купание в ближайшем водопаде, скудный обед, послеобеденная прогулка по склону холма. И вот уже пять часов вечера, мы готовы выезжать, а Марко и Марины все еще нет. Скоро стемнеет, а это будет означать еще одну ночь в доме, в котором нам бы спать не хотелось.

А вот еще один водопад, у подножия которого растет мох и цветы, а еще почти всегда видна радуга.

Лежу в рваном гамаке и пью вьетнамский чай. Странно, ведь мы находимся на плато Болавень, в 15 км должен быть Паксон — достаточно известное место где выращивают чай и кофе. В общем-то лаосский чай и производят в Пхонгсали и Паксоне, но тут почему-то чая не видно.

Семья жителей лаосского хутора, где-то на плато Болавень.

В кресле читает книгу Барбара Шоу — американка из Орегона. Точнее, родилась и выросла она в Лос-Анжелесе, но это было давно, около полувека назад. Барбара увлеклась движением хиппи, путешествовала по штатам, и к сорока обнаружила себя живущей в Орегоне, с детьми, но без работы и какой-либо специальности. Зато у нее было много друзей.

Барбара сначала хотела сама управлять мотоциклом, но мы уговорили ее поехать со мной.

Родные, конечно, были недовольны ее образом жизни, а многие знакомые призывали одуматься и подумать о пенсии, о доме. Она подумала, и приобрела старый, почти развалившийся дом, который полностью отреставрировала сама с помощью своих друзей. Около 45 она вышла замуж, отреставрировала еще один старый дом, потом еще, и еще. В 65 она поступила в вашингтонский университет и закончила его по специальности журналистика. Они уже более двадцати лет счастливо живут с мужем Джо, часто путешествуют, у них на двоих 6 детей, живущих в разных концах света. Сын Крис с женой и двумя внучками живет в Гонг-Конге, и по пути к нему Барбара решила посмотреть немного Камбоджу и Лаос. Дома, которые она отреставрировала, сейчас сдаются в аренду, так что материально они живут лучше, чем большинство ее «советчиков».

Женщина с интересной, свободной судьбой.

А ждем мы французов: Марко и Марину. Марко — добродушный мужчина в самом расцвете сил, из Леона. У него тоже интересное занятие — по специальности он столяр и у него есть два друга: каменщик и электрик. Втроем они покупают нежилые дома на юге Франции, полностью перестраивают их за 4-5 месяцев, а потом продают. Так и живут, а зимой договорились об отпуске и разъехались путешествовать.

Марина — импульсивная выпускница института дизайна, ищущая свое творческое призвание. Громкая, смелая и нетерпимая к «несправедливости».

Марина и Марко.

И вот уже вечер, а французов все нет. Все время с ними что-то случается: за прошедшие два дня нашего мото-турне у них два раза спускало шину и мне приходилось разыскивать местных мото-мастеров. К тому же, Марина постоянно что-то выясняла у местных и постоянно торговалась. Все это было достаточно колоритно и придавало дополнительное очарование всему путешествию, но сейчас мы очень хотели поехать дальше, чтобы не оставаться в неуютном доме, а французы не возвращались уже несколько часов.

Чиним мотоцикл французских друзей, Марко невозмутим.

Наша компания случайно познакомилась по пути из Камбоджи в Лаос. Такой длинный завораживающий путь вдоль Меконга от Пном-Пеня до Паксе. В Паксе меня интересовал местный чай, плантации которого были заложены еще французами. Если во Вьентьяне или Луанг-Прабанге купить лаосский чай, то он скорее всего будет именно из Паксе, с плато Болавень. Так и отправился я туда, на «чайную разведку».

Так, судя по карте, где-то здесь должны быть чайные сады.

Чайная фабрика находится поблизости от городка Паксон, до которого от водопадов, как нам сказали, около 20 км. По местной дороге без покрытия это примерно час пути, может чуть больше. Бензина у мотоцикла осталось менее половины бака, но этого должно хватить. У Марко мой чайный термос, но я готов его подарить, чтобы не проводить еще один день в Болавене, — я спешил в Пхонгсали, где скоро уже должен был начаться сбор чая. Но мы все же волнуемся за ребят, и ждем, проплывая послеобеденное время в кружке невкусного вьетнамского чая.

Лаосский слон против невкусного чая.

В четверть шестого, к нашей радости, они возвращаются. Оказалось, что Марина потеряла свои кеды, и все это время они опрашивали местных, не взяли ли они фиолетовые «Converse». Марко учтиво отдал ей свои (красные), но оказалось что они усталые и голодные, багаж не собран и вообще они вряд ли смогут сейчас отправиться дальше, уж лучше остаться здесь. Не сговариваясь, мы с Барбарой сказали, что будем ждать их в Паксе, пожелали хорошо отдохнуть, завели мотор и отправились по дороге в Паксон.

На тропинке к водопадам встретился местный охотник, дружелюбный.

Проехали пару километров дебрей, пока не выехали на «основную» дорогу. Было 17:40, и я рассчитывал быть в Паксоне до семи вечера, когда уже темнеет. Ехал я достаточно осторожно, так как со мной была Барбара, и я обещал, что падать с мотоцикла мы не будем. Местность была вполне себе дикая, не было видно деревень или каких-либо построек. По грунтовой дороге мы проехали около часа, стало смеркаться, а вокруг так и не было видно признаков городка.

До свидания, радужные водопады.

Было уже темно, спидометр показывал что мы уже проехали 30 километров, вокруг были ночные южные горы, переходящие в джунгли, и только изредка вдоль дороги встречались одинокие хижины без света и маленькие огороды. Стало ясно, что до Паксона явно не 20 км, как нам сказали, а неизвестно сколько. Выступили звезды, и мы явно почувствовали, что стало холодать, да так, что мы начали прямо-таки замерзать. Если бы я был один, то скорее всего остановился и заночевал под деревом, было бы конечно холодно, но не смертельно. Но так как со мной была пожилая женщина, то этот вариант отменялся. Теплая одежда осталась с багажом в Паксе, до которого было непонятно сколько километров. И самое неприятное — у нас заканчивался бензин.

Вечереет, безмятежность лаосского вечера пока ничего не нарушает.

В тот момент ситуация совсем не ощущалась как «дорожное приключение», а скорее как достаточно серьезный экстрим. Начался разровненный участок дороги, где планировали положить асфальт, но видимо, передумали. Встретился какой-то склад, и я было подумал остановиться там, но для ночевки это место явно не подходило. Датчик бензина склонился на запад и показал «пусто».

Честно говоря, тогда я разозлился. Не знаю точно на что: на саму ситуацию, на эту дорогу или на хозяина дома, сказавшего про «двадцать» километров. Я ехал так быстро, как позволяла дорога, зная что бензина у нас уже нет.

Так как в этот момент фотографировать почему-то не хотелось, покажу интересный плакат, встреченный ранее на дороге, — призывает не использовать различные смеси, а кормить детей грудным молоком.

Появилось удивительное, незнакомое ощущение: я почувствовал, что мотор мотоцикла движется вперед, не на закончившемся бензине, а как-будто бы на появившейся злости. Мы двигались вперед, и была уверенность, что если остановиться, то потом мотоцикл уже не завести.

Ближе к девяти вечера мы увидели огоньки Паксона. Увидев рекламный щит отеля, заехали на холм и оказались в роскошной гостинице. Сторговав два номера, мы отправились отдыхать, искренне радуясь тому, что не пришлось ночевать в холодных джунглях.

Гостиница в Паксоне, прекрасная.

Рассказ про эту поездку получился несколько длинным из-за того, что хотелось передать удивительное чувство единения человеческой энергии и механического мотора.

Ранее утро в Паксоне, разлитое в тумане спокойствие.

Утром мотоцикл не завелся, но гостиничный работник был любезен и привез канистру бензина с заправки. Мы проехали небольшой Паксон и добрались до чайной фабрики.

Около не работающей фабрики встретилась пара ребят.

Колониальные печи для сушки чая.

Она была достаточно большой, все двери были открыты, а внутри не было ни души. Промышленные роллеры, сушильные печи, стеллажи для завяливания. Чая тут, видимо, делали много, но к новому сезону еще не готовились. Контора и склад были закрыты на ключ, но в ближайшем магазинчике мы купили на пробу местный чай, — не понравился.

Монстрообразный роллер.

Заглянули в окно конторы, ничего так обстановка, креативная.

Такое вот случилось путешествие к Паксону. До центра Паксе добрались по хорошей дороге. Чай, фабрика и чайные плантации не произвели хорошего впечатления, хотя сама местность, с обилием водопадов, цветов и джунглей, была красива. Возможно, что на юге Лаоса также можно вырастить вкусный чай, но кажется, что Болавень все же больше подходит для кофе, которого там, кстати, намного больше чем чая.

 

LiveJournal
Комментарии
Марина
2013-02-08 13:29:32
Ура! Я дождалась нового кусочка Ваших приключений - я часто захожу на сайт в надежде найти обновление и тогда, попивая инсаевский чай, вдумчиво прочитать:) Спасибо!
Nigepas
2013-03-16 02:00:50
Вот это Барбара, во дает, такие приключения — на ночь глядя сорваться неведомо куда, в джунгли... Искренне восхищаюсь и завидую)) Классная история!
sashadaze
2013-03-22 07:49:27
Саш, а сколько на злости удалось проехать?